О храме

Храм, центр церковной жизни, соединяет в себе земной и небесный миры. Здесь все — иконы, утварь, пение, чтение — свидетельствует об этом единстве. Мы можем осознать себя «согражданами святым и своими Богу», участвуя в богослужениях, приобщаясь Тела и Крови Иисуса Христа, Являющегося «краеугольным камнем, на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святой храм в Господе» (Еф. 2:21). История храма не сводится к рассказу о его архитектуре и иконах. Его прошлое состоит из событий приходской, семейной и частной жизни. Веками это ощущение сохранялось благодаря семейной преемственности прихода: люди, стоявшие рядом на церковной службе, выросли в храме, который был свидетелем жизни их предков. Приход представлял собой семью с общей судьбой, особенно в сельских храмах, к каким относился до 1935 года Христорождественский храм в Измайлове. Потрясения XX века нарушили эту естественную семейственность церковного прихода: некоторые роды прекратили свое существование, какие-то семьи вынуждены были покинуть малую родину, кто-то оставил веру своих предков.

В стремительно меняющемся мире остро осознается необходимость восстановления связей с прошлым храма как живого организма, членами которого являемся мы. Данная книга создана с этим сознанием. Ее издание будет оправдано, если она поможет нам вновь ощутить своим домом храм Рождества Христова, его прошлое — своей историей, а церковный приход — своей семьей.

alexeymih_bigЦарь Алексей Михайлович.
Портрет 70-80е гг. XVII в.

Освоение территории современного Измайловского района проходило в конце XIV века. По крайней мере, к концу первой половины XV века село Измайлово уже существовало. Оно располагалось на территории современного Серебряного острова, к северо-востоку от Покровского собора. Первыми владельцами села, вероятно, были московские великие князья. Царь Иван Грозный в 1550—1560-х годах пожаловал Измайлово боярину Никите Романовичу Захарьину-Юрьеву, брату царицы Анастасии Романовой. С тех пор село находилось в вотчинном владении семьи Романовых.

Последний потомственный владелец села Никита Иванович Романов умер бездетным, поэтому село перешло его племяннику царю Алексею Михайловичу. В 1663 году он решил создать здесь крупное дворцовое хозяйство: сады, государеву пашню и пасеку, конюшни, скотские дворы и птичники, пруды для разведения рыбы, стекольный и кирпичный заводы, винокурню. Эта усадьба должна была служить не только местом отдыха царской семьи, но и хозяйственным нуждам царского двора.

Для воплощения царских замыслов в Измайлово были переселены крестьяне из Костромского, Валдайского, Переяславского, Алаторского и других уездов. Их дворы разместились на пустоши Хоругово и образовали Новую слободу села Измайлова. Эта слобода располагалась в районе современных улиц Никитинской, 3-й Прядильной и Измайловского проезда. Для жителей слободы и была выстроена церковь в честь Рождества Христова с приделами Казанской иконы Божией Матери и святителя Николая.

Казанская икона Божией Матери.
Вторая половина XVI в.

Образцом для Измайловской усадьбы послужила Александрова слобода, одна из любимейших усадеб Ивана Грозного. Алексей Михайлович стремился подражать своему грозному предшественнику особенно в начале своего царствования и поэтому в новой усадьбе воспроизвел посвящения престолов. Покровский собор первоначально строился «против образца соборные церкви что в Оликсандрове слободе…», а церковь Рождества с Никольским приделом, видимо, соотносилась с древнейшими посадскими храмами Александровской слободы Рождества Христова и святителя Николая чудотворца. Посвящение третьего престола измайловской церкви Казанской иконе Божией Матери характерно для храмов дворцовых сел, поскольку государи из дома Романовых и особенно царь Алексей Михайлович глубоко чтили Казанскую икону Божией Матери, явившей Свое заступничество в Смутное время и способствовавшей утверждению новой династии. Именно поэтому строившийся тогда же дворцовый храм в Коломенском был посвящен Казанской иконе Богородицы.

Точно неизвестно, когда было начато и окончено строительство деревянной церкви. Вероятно, она была завершена к 1664 году, так как первые сведения о совершении богослужения в ней относятся к лету этого года. Нельзя ничего сказать об архитектуре и внутреннем убранстве деревянного храма. Известно лишь, что часть храмовых икон в 1665 году писали костромские мастера Сергей Васильев Рошков, Петр Аверкиев Дунаев, Дмитрий Емельянов Пушкарев и Фрол Леонтьев. Ими были написаны образы Рождества Пресвятой Богородицы, святого великомученика Никиты и Всемилостивого Спаса с припадающими святыми преподобными Сергием Радонежским и Варлаамом Хутынским. Последняя икона сохранилась и стоит справа от царских врат в центральном храме. К этому кругу принадлежат и другие образы современного центрального иконостаса: храмовая икона Рождества Христова на правом клиросе, икона Введения Пресвятой Богородицы на левом клиросе и святых мучеников Флора и Лавра.

Рождество Христово.
Икона. Середина 1660-х гг.

Первыми в церкви Рождества Христова служили священники Василий и Димитрий, на смену которым пришли священники Александр и Феодор, прослужившие в храме до конца XVII века.

После смерти Алексея Михайловича в 1676 году на царский престол взошел его сын Федор Алексеевич. Он отличался благочестием и большой любовью к церковному каменному зодчеству. В Измайлове в его царствование завершилось строительство Покровского собора на Измайловском острове и были воздвигнуты каменные церкви Иоасафа царевича Индийского и Рождества Христова.

На строительство каменного Рождественского храма Святейший Патриарх Иоаким 16 сентября 1676 года выдал благословенную грамоту. В Российском государственном архиве древних актов хранится фрагмент столбца грамоты. К ней приложена красновосковая печать Патриарха Иоакима с изображением благословляющей руки. Согласно грамоте, каменный храм сохранил посвящения престолов: главный престол новой каменной церкви посвящался Рождеству Христову, а престолы приделов — иконе Пресвятой Богородицы Казанской и святителю Николаю Чудотворцу. На востоке церковь завершалась тройными алтарными апсидами. Приделы должны были выходить в трапезную часть храма, но не соединяться с центральным храмом. Эта часть проекта была изменена в ходе строительства: сейчас приделы соединены арочными проемами с трапезной частью и с центральным храмом. Четверик увенчался традиционным пятиглавием, а над каждым приделом была установлена глава. По сторонам от царских врат в трех иконостасах были установлены иконы: справа — Всемилостивого Спаса и храмовый образ, а слева — Пречистой Богородицы.

Строительство вел крестьянин Спиридон Харламов с артелью каменщиков из села Рожественного (Рождественного), принадлежащего боярину князю Юрию Никитичу Барятинскому. К работе они приступили уже в сентябре 1676 года, а к концу лета следующего года церковь была завершена, побелена, крыша покрыта тесом, купола деревянным лемехом, а кресты и яблоки под ними опаяны жестью. К западу от церкви была поставлена деревянная колокольня, представлявшая собой навес на столбах. На колокольне повесили девять колоколов.

Внутренние работы в храме продолжались еще около года. За это время были созданы три иконостаса, написаны иконы в трапезной части храма, изготовлены паникадила и жестяные подсвечники (их делал тяглец Огородной слободы паяльщик Иван Андреев), покровы и облачения для священнослужителей. Мастера Оружейной палаты изготовили оловянные Потир и Дискос (хранившиеся в храме до начала XX века). Остальная утварь была перенесена в каменный храм из деревянной церкви. К концу 1678 года храм был полностью готов к освящению. Оно было совершено Патриархом Московским и всея Руси Иоакимом в конце 1678 — начале 1679 года. От первоначального внутреннего убранства каменного храма сохранились иконы, среди которых выделяются образы святых, тезоименитых лицам царской семьи. Появление этих образов не случайно, ведь и деревянный, и каменный храмы строились «подаянием» царей Алексея Михайловича и Федора Алексеевича и служили местом постоянного поминовения царского семейства. Слева в местном ряду Казанского придела стоит образ праведного Алексия человека Божия и преподобной Марии Египетской — святых царя Алексея Михайловича и царицы Марии Ильиничны. На этой иконе сохранилась подпись государева жалованного иконописца Оружейной палаты Сергея Рошкова: «лета 7186 (1677/78)… письмо Сергиева Рошкова». Возможно, этим иконописцем написан и образ святителя Алексея митрополита Московского и Феодора Стратилата, стоящий в трапезной части храма, — тезоименитых святых царевичей Алексея Алексеевича и будущего царя Федора Алексеевича. В трапезной части, на столпах, стоят обращенные друг к другу два образа: апостолов Петра и Павла и пророка Иоанна Предтечи, чьи имена носили соправители цари Петр и Иван Алексеевичи.

Неизвестна судьба старой деревянной церкви, в которой во время строительства новой продолжали совершать богослужения. Возможно, она была разобрана и перенесена в другое село, где отсутствовал храм.

В XVIII веке Измайлово утратило значение царской загородной усадьбы. Императорский двор переехал в Петербург и лица императорской фамилии все реже стали посещать Измайлово, все меньше они заботились о благоукрашении измайловских храмов и дворцовых построек. Значительная часть крестьян стала работать на московских и подмосковных фабриках и переселилась на постоянное жительство в Москву. Число постоянных прихожан в те времена не превышало 500 человек. В связи с уменьшением прихода церковь Рождества Христова в начале XVIII века стала одноштатной — в ней служили: священник, диакон, псаломщик или дьячок.

Измайловские крестьяне не могли полностью содержать храм, поскольку были заняты в дворцовом хозяйстве и с трудом несли собственное тягло. Московская контора Главной дворцовой канцелярии, на которой лежала обязанность обеспечивать всем необходимым дворцовые села, давала столь незначительные средства, что их едва хватало на поддержание в порядке храмов и дворцовых построек.

К началу 30-х годов XVIII века храмовые иконы заметно обветшали, поэтому управитель села Измайлова Яков Нормацкий вместе с настоятелем храма Никитой Васильевым (сыном предшествующего настоятеля храма священника Василия Варфоломеева) и церковным старостой крестьянином Василием Варфоломеевым стали просить Московскую дворцовую контору передать Рождественскому храму иконы из церкви в дворцовом селе Алексеевском, где в эти годы создавался новый иконостас.

Привезенные в 1733 году иконы оказались столь же ветхими. Их хранили в храме до тех пор, пока они не были отосланы в Успенский храм села Гжель, в котором в 1742 году сгорел иконостас.

В 1734 году в храм Рождества Христова наконец был прислан иконописец Оружейной палаты Яков Меркурьев Поспелов, который составил опись храмовых икон и отметил, что большинство икон необходимо переписать вновь. Однако Дворцовая канцелярия долго не могла изыскать средств для найма иконописца, который бы согласился провести эту работу. Только 22 февраля 1744 года, после проведения трех торгов, был заключен контракт с известным московским иконописцем Егором Ивановым Греком, который к началу февраля следующего года выполнил все работы.

В середине 1740-х годов храм получил новый комплект богослужебных книг вместо обветшавших изданий XVII века, новые священнические и диаконские облачения, покровы, завесы, аналойники и напрестольные облачения, а также новые колокола, которые были вылиты из старых пушек. Может, это были те самые пушки, которые, по приказу Петра Великого, отца Елизаветы Петровны, выливали из колоколов. Выполнение этих работ стало возможным благодаря особому вниманию императрицы Елизаветы Петровны к подмосковным дворцовым усадьбам.

К последнему ее благодеянию следует отнести строительство колокольни. В одном из донесений 1761 года говорилось, что «в церкви Рождества Христова и в приделе святого Николая иконостасы весьма ветхи, писание облиняло, а на приделех Казанские Богородицы крест бурею сломило… и колокольня деревянная ветха и от ветру шатается и опасно, чтоб не обвалилась и не учинила колоколам повреждение». В связи с этим было велено поправить церковное строение, вместо деревянной устроить каменную колокольню, а старые колокола перелить с прибавкой меди. В 1761 году на старом каменном фундаменте была выстроена трехъярусная каменная колокольня, первоначально увенчанная шпилем. Для этой колокольни в конце XVIII-XIX веках были отлиты новые колокола: первый крупный колокол в 103 пуда (1687 кг) — в 1778 году, а семь других — в XIX веке.

Вероятно, в память о стольких благодеяниях императрицы Елизаветы Петровны и для ее поминовения в храме была установлена икона пророка Захарии и праведной Елизаветы, небесной покровительницы императрицы. Сейчас икона находится в местном ряду иконостаса Казанского придела.

Во второй половине XVIII века были проведены и другие работы в Рождественском храме: вложены новые антиминсы (1762), исправлены престолы в центральном храме Рождества Христова и левом приделе святителя Николая Чудотворца (1782—1783). Последний был освящен чином Малого освящения 3 декабря 1783 года священником Василием Ивановым с диаконом Иваном Афанасьевым, а Рождественский — «чредным» священником Архангельского собора Московского Кремля Дмитрием Ильиным с протодиаконом Василием Гавриловым.

В1771 году произошло чудесное прославление Измайловского списка с Иерусалимской иконы Божией Матери. Образ, с которого был сделан этот список, находился в Успенском соборе московского Кремля. Он был утрачен во время наполеоновского нашествия.

Два его списка, Измайловский и Бронницкий, прославились многочисленными чудесами в Московской губернии и далеко за ее приделами. Измайловский список был создан в 1679 году для собора Покрова Пресвятой Богородицы на Измайловском острове. Когда в 1771 году началось сильное моровое поветрие, унесшее жизнь многих москвичей, перед этим образом стали совершать ежедневные молебны, после которых икону поднимали и обносили вокруг села. Благодаря заступничеству Божией Матери и попечением управителя села Ивана Савича Брыкина (1706—1821), расставившего вокруг села карантины и принявшего строгие меры в борьбе с эпидемией, чума миновала село Измайлово. В то же время многие измайловские крестьяне, находившиеся на заработках в Москве и подмосковных фабриках, умерли от чумы.

Чудотворная Иерусалимская икона Божией Матери (без оклада).
1670-е гг.
Чудотворная Иерусалимская икона Божией Матери (в окладе).
1670-е гг. Оклад 1851 г.

С этого времени отмечается особое почитание чудотворной иконы Божией Матери Иерусалимской в селе Измайлове и Московском уезде. Ежегодно на день ее памяти образ ставили в специальный ковчег, который поднимали 8 человек, и обносили его крестным ходом вокруг села. Возможно, в связи с явлением чудес от Иерусалимского образа Богородицы прихожане храма Рождества Христова заказали список с нее. Тогда еще никто не предполагал, что вскоре сам чудотворный образ будет перенесен в Рождественский храм. Это произошло благодаря тому, что оба храма на Измайловском острове оказались в аварийном состоянии. Церковь преподобного Иоасафа царевича Индийского была закрыта уже к концу XVIII века, после удара молнии в главу храма. В Покровском соборе прекратилось регулярное совершение богослужений. Поэтому в 1804 году чудотворный образ Иерусалимской иконы Божией Матери был перенесен из Покровского собора в церковь Рождества Христова и установлен перед правым клиросом центрального храма.

Храм Рождества Христова пострадал во время Отечественной войны 1812 года. После того, как в сентябре наполеоновская армия вошла в Москву, французские и польские мародеры стали наведываться в Измайлово в поисках драгоценностей, провианта и фуража. Настоятель храма священник Иоанн Николаев Постников заблаговременно спрятал всю церковную утварь (два антиминса, сосуды, ковчеги, кресты, иконы, жемчужные завесы на иконы, ризы и все серебренные вещи). Когда мародеры разбили двери церкви Рождества Христова и вошли в храм, они нашли в нем лишь самое необходимое для совершения богослужения: антиминс в Казанском приделе, напрестольные облачения, две завесы и некоторые богослужебные и церковные книги. Все это названные настоятелем «неверного и губительного врага нашего Наполеона хищники» взяли с собой или уничтожили.

После отступления наполеоновской армии священник Иоанн Постников просил благословения на освящение храма у епископа Дмитровского Августина (Виноградского), управляющего Московской епархией после смерти митрополита Платона (Левшина). И около 17 ноября 1812 года храм был освящен чином Малого освящения при участии настоятелей храмов в Черкизове и Гольянове. Придельные церкви были освящены благочинным, настоятелем Воскресенского храма села Вешняково священником Алексеем Григорьевым. После получения антиминса для Казанского придела 18 июня 1813 года был освящен Казанский придел, а 29 июня — Никольский.

Священник Иоанн Постников, бывший настоятелем, по крайней мере, до 1833 года, не только привел храм в надлежащий порядок, но и сделал многое для его украшения. Это стало возможным благодаря помощи прихожан, численность которых к 1833 году составляла 1114 человек. Среди них заметно увеличилось число зажиточных крестьян, трудившихся на собственных или соседских домашних шерстоткацких фабриках. Некоторые из них, например, Колкуновы и Кордюковы, вступили в московское купечество.

На средства прихожан в 1815 году были положены ризы на иконы, стоящие у царских врат Никольского придела (оклады были изъяты в 1922 году): Спас Вседержитель и Богоматерь «Благодатное Небо». В августе 1822 года прихожане храма подписали прошение старосты храма Прохора Петрова преосвященнейшему Афанасию (Телятьеву) епископу Дмитровскому, викарию Московскому, с просьбой разрешить строительство сторожки в юго-западном углу, образованном колокольней и трапезной частью храма, для того, чтобы «сторожа, делая попеременно обход вокруг церкви, могли укрываться от непогоды, а особливо в зимнее время от стужи». Построенная тогда сторожка и в настоящее время используется по назначению. В 1827 году в северо-западном углу храма был пристроен «сарай» для хранения церковной утвари — это помещение сейчас используется для совершения таинства крещения.

На средства Измайловского крестьянина, ставшего купцом второй гильдии, Ивана Гаврилова Курдюкова (Кордюкова) 1 марта 1830 года был отлит самый крупный колокол, весом в 210 пудов (3440 кг) на колокольню церкви Рождества Христова. Работу выполнил мастер Аким Воробьев на колокольном заводе Самгиных.

Такое внимание к Дому Божию не осталось безответным. В 1820-е годы в храме Рождества Христова появилось еще два чудотворных образа: складень с Владимирской иконой Божией Матери в среднике и с частицей мощей апостола Фомы и икона великомученика и целителя Пантелеймона.

Надпись, находящаяся на обороте Владимирской иконы Богородицы, повествует о том, что этот образ был чудесно обретен 9 мая 1748 года на месте сгоревшего московского дома. 72 года хранил его упомянутый измайловский управитель И.С.Брыкин, а в 1820 году он «по усердию для поминовение души своей внес и поставил в церкви Рожества Христова что в удельном селе Измайлове в Казанском приделе над царскими враты». Эта икона была украшена великолепной ризой с драгоценными камнями и жемчугом, которую сняли во время изъятия церковных ценностей в 1922 году. Сейчас чудотворный образ продолжает стоять над царскими вратами Казанского придела.

В 1825 году «христолюбивые жители» села Измайлова получили от Афонского Пантелеимонова монастыря «в благодатную помощь и заступление» икону великомученика и целителя Пантелеймона. Через некоторое время от этой иконы было явлено чудо. В селе начался сильный пожар, быстро распространявшийся и угрожавший деревянным постройкам. Он был остановлен только после того, как жители села обошли село крестным ходом с иконой святого великомученика Пантелеймона. В память об этом чуде установлено местное празднование памяти великомученика в 4-ю Неделю по Пасхе о расслабленном.

В отличие от храма Рождества Христова, который все больше украшался трудами настоятеля священника Иоанна Постникова и жертвователей из числа прихожан, церковные здания на Измайловском острове постепенно разрушались. Благочинный священник Алексей Григорьев сообщал в связи с разрушением крыши над алтарем Покровского, что «в летнее время летают птички в церкви и во алтаре делают гнезда, которых никак не можно удержать». В ответ на донесение святитель Филарет (Дроздов) митрополит Московский повелел закрыть собор, а в 1828 году приписал собор к храму Рождества Христова в Измайлове. Приход храма Рождества Христова не мог своими силами осуществить восстановление Покровского собора, в котором не было штатного духовенства, а приход состоял всего из нескольких семей дворцовых служителей. Поэтому Покровский собор простоял в аварийном состоянии до 1837 года, когда был передан в военное ведомство для устройства Измайловской военной богадельни.

Покровский собор, по проекту архитектора К.А.Тона, должен был служить домовым храмом богадельни. После завершения внутренних работ в 1851 году в него была возвращена чудотворная Иерусалимская икона Божией Матери. Здесь образ украсили ризой, созданной в мастерской И.П.Сазикова на приношение П.В.Голубкова и усердием В.А.Сопелкина.

19 октября 1852 года состоялось освящение Покровского собора. В храме Рождества Христова остался список с чудотворного образа. В эти годы в Рождественском храме также проводились ремонтные работы: были сделаны новые настенные росписи и созданы новые иконостасы с сохранением старых икон. Эти иконостасы сохранились до настоящего времени. С переносом чудотворного образа из Рождественского храма обычай крестных ходов с иконой по Измайлову не прекратился. Более того, к заступничеству Божией Матери стали прибегать жители и других сел. Так например, когда в августе 1866 года в деревне Нагатино и селе Коломенском началась холера, крестьяне вместе с настоятелем Вознесенской церкви священником Павлом Кротковым с надеждой обратились к чудотворному образу Божией Матери Иерусалимской и перенесли ее крестным ходом в Коломенское. В течение 15 и 16 сентября священство и крестьяне совершали перед ней молебствия в Коломенском и Нагатине, а 22 и 23 сентября — в Садовой слободе и селе Дьякове. После молебнов Господь внял их молитве и предстательству Пречистой Богородицы и Приснодевы Марии: в селе Коломенском, Садовой слободе и селе Дьякове холера никого не коснулась, а в Нагатине умер лишь один крестьянин 66 лет. Во время пребывания иконы Иерусалимской Божией Матери в селе Дьякове получила исцеление от слепоты семилетняя девочка Елизавета, дочь крестьян-старообрядцев села Сабурова Сергея Адрианова и Варвары Афанасьевой Кокиных, которые усердно молились перед чудотворным образом.

Во второй половине XIX века священнослужители церкви Рождества Христова стали уделять значительное внимание обучению крестьянских детей. Теперь не только в церкви, но и на школьных занятиях священник общался со своей паствой. Первая измайловская школа была создана в 1868 году (по другим данным в 1870 году) настоятелем церкви Рождества Христова священником Иоанном Алексеевичем Ирисовым (1832—1890-е гг.). Она имела частный характер: была организована

за его счет, а занятия проходили в его доме, стоявшем напротив церкви (там, где сейчас находятся теннисные корты). Ему помогали члены его семейства и бывший ученик школы Крицкий.

Вместо частной школы в 1876 году было основано Измайловское земское начальное училище, законоучителем которого вплоть до 90-х годов XIX века оставался священник Иоанн Ирисов. Как отмечали члены земских учебных комиссий, «почтенный отец Ирисов всегда отличается особенною любовью к школьной деятельности и при многолюдном приходе, требующем постоянных многих трудов, отличается редкой исправностью относительно школы и справедливо может считаться лучшим законоучителем». Его усердие и любовь к преподаванию Закона Божия принесли многие плоды: несмотря на значительную численность измайловских фабричных, которых нередко считали людьми малорелигиозными, прихожане Рождественского храма твердо хранили веру отцов и придерживались благочестивых обычаев Православной Церкви.

В преподавании Закона Божия отцу Иоанну помогал с 1876 года священник Михаил Алексеевич Смирнов (| 20 марта 1920 г.), который был назначен в приход в связи с увеличением штата храма Рождества Христова.

Пению в Измайловском училище в 90-х годах XIX века учил местный диакон Илья Васильевич Наумов, некоторые его ученики пели в церковном хоре. Впоследствии диакон стал преподавать Закон Божий в основанной в 1896 году Измайловской церковно-приходской школе, попечителем которой был купец Василий Родионович Гиль, сын создателя Измайловской бумагопрядильной мануфактуры, а учителем — Надежда Васильевна Павлова.

В период настоятельства священника Иоанна Ирисова и при церковном старосте К.Н.Бутикове 20 октября 1868 года был отлит колокол в 49 пудов, а в 1880 году по проекту архитектора Платона Семеновича Чижикова была выстроена ограда храма.

Церковь Рождества Христова в Измайлове.
Хромолитография Н. Мартынова. Середина XIX в.

К концу XIX века Измайлово превратилось в крупное промышленное село, население которого насчитывало около 3 тысяч человек. Почти половина живущих в Измайлове была выходцами из других губерний. Они не были постоянными прихожанами храма Рождества Христова, так как трудились на фабриках с Покрова до Пасхи. Для духовного окормления рабочих на фабрике Измайловской мануфактуры в 1890 году была построена часовня.

На рубеже XIX-XX веков начался следующий этап ремонтно-строительных работ в церкви Рождества Христова. Особый вклад в благоукрашение храма принадлежит Измайловскому купцу и фабриканту Ивану Васильевичу Бутюгину (1841 — 1911). Он родился в семье зажиточных крестьян, некоторые из которых имели собственные шерстоткацкие фабрики в Измайлове и Москве. По заказу его родственника, Арефия Кировича Бутюгина, владельца кирпичного завода в селе Черкизово, 22 июня 1864 года для Рождественской церкви был создан крест (переданный в 2000 году в храм Покрова Пресвятой Богородицы на Серебряном острове). Получив домашнее воспитание, И.В.Бутюгин также занялся организацией фабричного производства и благотворительной деятельностью: он являлся попечителем Измайловских земских начального училища и библиотекичитальни, помогал храму, а перед смертью завещал свой собственный дом в пользу Измайловского земского участкового попечительства о бедных и нуждающихся для организации постоянного приюта на 15 престарелых вдов и девиц. Этот приют начал действовать в 1912 году.

При главном входе в Рождественский храм до сих пор сохранились двойные железные двери, созданные в 1894 году по проекту архитектора Павла Петровича Сальникова (1864—1901) на средства И.В.Бутюгина. По преданию, бытующему в роде Бутюгиных, во время поновления икон в 1905—1906 годах по его заказу было написано несколько образов: вероятно, Казанской Божией Матери и святителя Николая, стоящие соответственно в Казанском и Никольском приделах.

В 1905—1906 годах известный московский иконописец Василий Павлович Гурьянов (1866—1920) заново расписал церковь. Перед началом росписи Московское археологическое общество, контролировавшее в то время все церковные ремонтно-строительные работы, рекомендовало расписать храм под XVII век, однако В.П.Гурьянов расписал храм по подобию работ известного художника В.М.Васнецова в Киевском Владимирском соборе. Причина выбора такого стиля, по словам настоятеля храма священника Михаила Волкова, заключалась в ограниченных средствах, выделенных на роспись. Храм не мог оплатить стилизацию под XVII век. Московское археологическое общество дало низкую оценку росписи, отметив, что «живопись представляет собой слабые копии с произведений Бронникова, Маковского, Нестерова, [Репина] и других, причем орнаментация не гармонирует с живописью». Особенно низко были оценены алтарные изображения Святой Троицы и Моления о чаше. Тем не менее, роспись не была изменена и дошла без поновлений до 90-х годов XX века. Тот же иконописец и реставратор в 1905—1906 годах проводил полную реставрацию иконостаса и отдельных икон в главном и боковых пределах. В 1911 году с разрешения Императорской археологической комиссии побелили стены, покрыли медянкой крыши и главы церкви Рождества Христова, а в 1912 году устроили водяное отопление.

В год начала Первой мировой войны — 1914 год в храме Рождества Христова был установлен киот с тремя иконами новопрославленных святых: святителей Тихона Задонского, Феодосия Черниговского, Иоасафа Белгородского и Гермогена, Патриарха Всероссийского, причисленных к лику святых соответственно в 1861, 1896, 1911 и 1913 годах, 19 июля 1915 года, на память святого преподобного Серафима Саровского, произошло памятное событие — в церкви Рождества Христова совершил Божественную Литургию святитель Макарий (Невский), митрополит Московский и Коломенский с архимандритом Московского Высокопетровского монастыря Никодимом. Это было первое за 200 лет служение в церкви Московского митрополита. Конечно до этого времени некоторые архиереи посещали церковь Рождества Христова, например: епископ Николай (Соколов) (21 мая 1834 г.) и митрополит Леонтий (Лебединский) (9 июня 1892 г.). Во время таких посещений архиереи внимательно осматривали храм, прикладывались к чтимым образам, общались с настоятелем и церковным старостой, благословляли прихожан.

В отличие от большинства своих предшественников святитель Макарий старался посетить все храмы своей епархии и совершить богослужение в большинстве из них. Совершение богослужения святителем Макарием было связано с намеченным на 1915 год празднованием 250-летия со дня основания храма. Однако юбилей был проведен скромно в связи с трудностями военного времени — шла Первая мировая война. Пророчески прозвучали слова из послания апостола Павла, с которыми святитель Макарий обратился к духовенству, собравшемуся в доме настоятеля: «…Бог ны посланники последния яви…» (1 Кор. 4, 9).

Революционные события 1917 года далеко не сразу затронули приходскую жизнь храма Рождества Христова в Измайлове. На основании Декрета об отделении церкви от государства (1918 г.), приход лишился церковно-приходской школы, а духовенство перестало вести занятия: по Закону Божию в Измайловском земском начальном училище. Тем не менее, дети продолжали приходить в храм и даже пели в церковном хоре.
В храме сохранялся крепкий приход, члены которого летом 1922 года просили о передаче в их пользование закрытых еще в 1918—1919 годах Покровского собора и церкви преподобного царевича Иоасафа Индийского на Измайловском острове и даже «ручались в достойном их содержании». Настоятель Рождественского храма протоиерей Михаил Волков вместе с прихожанами в 1918 году перенес чудотворный Иерусалимский образ Богородицы из Покровского собора в церковь Рождества Христова и поставил икону рядом с ее списком в центральном храме.

4 мая 1922 года, на следующий день после Преполовения Пятидесятницы, в храме Рождества Христова было проведено изъятие ценностей. Ее осуществили Шокин и Филиппов при участии трех представителей ячейки большевистской партии 5-го Инженерного батальона, стоявшего в корпусах богадельни на Измайловском острове. К этому времени измайловские жители были осведомлены, что никакое сопротивление прихожан не может остановить членов комиссий по изъятию церковных ценностей, руководствовавшихся призывом В.И.Ленина «дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий». В храм Рождества были допущены настоятель протоиерей Михаил Волков и двое членов общины Павел Михайлович Таразанов и Сергей Федорович Тюрин. Всего было изъято 196 предметов: 51 серебряная риза, 80 венцов с икон, дарохранительница, два комплекта богослужебных сосудов, серебряные углы с Евангелий, 3 кадила, напрестольные и нательные кресты, 18 лампад и другие предметы. Присутствовавший при этом эксперт Музейного отдела Главнауки Ф.Ф.Вишневский (примечательно, что его мать, Вера Константиновна урожденная Бутюгина, происходила из рода измайловских крестьян) среди этих ценностей обратил особое внимание комиссии лишь на комплект богослужебных сосудов 1830 года.

Наибольшее возмущение у присутствующих вызвало снятие с чудотворного образа Божией Матери Иерусалимской ризы, отреставрированной за десять лет до этого события. Члены комиссии стали ее топтать, чтобы вынуть драгоценные камни. С.Ф.Тюрин возмущенно крикнул членам комиссии: «Что вы делаете, варвары?!» Его в числе других прихожан арестовали за составление письма с протестом против изъятия церковного имущества. Большинство арестованных вскоре освободили.
В течение следующего года храм восполнил утрату самых необходимых вещей: был приобретен медный пасхальный трехсвечник вместо изъятого серебряного и комплект богослужебных сосудов, тоже из меди. Остается неизвестным, каким образом в храм вернулась риза с чудотворного Иерусалимского образа Божией Матери, поскольку по отчетным документам в 1922 году ризу сняли и с чудотворной иконы, и с ее списка.
Несмотря на столь жесткое проведение кампании по изъятию церковных ценностей, советское государство в 1920-х годах продолжало заявлять о политике веротерпимости. В частности, в этот период еще разрешалось проведение праздничных крестных ходов. В течение лета в Измайлове таких крестных ходов было несколько: на день Святого Духа, на память святых апостолов Петра и Павла 12 июля, на празднование Казанской иконы Божией Матери 21 июля, на память святого пророка Илии 2 августа и на первый Спас 14 августа. Крестный ход обычно проходил по ближайшим к храму улицам и останавливался для совершения молебнов у некоторых дворов, где на столах, накрытых лучшими скатертями и украшенных цветами, уже была приготовлена вода для освящения, разлитая в обыкновенные фарфоровые салатницы.
В 1920-х годах продолжал торжественно отмечаться и праздник Иерусалимской иконы Божией Матери 25 октября. Праздничное Всенощное бдение и Божественную Литургию в 1926 году совершил архиерей, имя которого не сохранила память измайловских старожилов, в сослужении известного протодиакона Максима Доримедонтовича Михайлова, ставшего впоследствии солистом Большого театра.
Ежегодно Иерусалимскую икону Божией Матери продолжали носить в Москву и по окрестным селениям: в конце мая — середине июня «по окончании весенних полевых работ» икону переносили в часовню в сельце Ростокине, а из нее — в Тихвинский храм в селе Алексеевском; в конце июня чудотворный образ находился в храме святых апостолов Петра и Павла в Лефортове; в конце июля — в храме Успения Пресвятой Богородицы на Крутицах (в 1924 году перенос иконы был запрещен) и в храме Рождества Пресвятой Богородицы в Кожухове; в воскресный день после 15 августа «в память избавления от холеры» икону приносили в церковь Введения Пресвятой Богородицы в Семеновском; в конце августа или в начале сентября чудотворный образ переносили в храм святого великомученика Димитрия Солунского на Благуше, а в сентябре — в храм святых апостолов Петра и Павла в Преображенском.

Скорее всего, все эти крестные ходы совершались в память о чудесном избавлении этих селений от моровых поветрий. Возможно, по той же причине в храм Рождества Христова в Измайлове в середине августа приносили чудотворный образ Божией Матери «Всех скорбящих Радость» из храма в честь этой иконы на Большой Ордынке (еще в первой половине XIX века в Рождественском храме был установлен список с этой иконы). Из московских святынь измайловские жители также особенно чтили частицу мощей святого великомученика и целителя Пантелеймона из Пантелеимоновской часовни у Никольских ворот и икону святого мученика Трифона из Трифоновской церкви в Напрудной слободе. Эти святыни ежегодно приносили в Измайлово для совершения молебнов в храме и в домах прихожан.
Уже с конца 1920-х годов в измайловской жизни произошли перемены. Появилось много приезжих, обосновавшихся в фабричных корпусах, бараках, зданиях рабочего городка имени Баумана на Измайловском острове и Измайловского поселка Народного комиссариата путей сообщения.
Немногие из новых жителей Измайлова стали постоянными прихожанами храма. В то же время наиболее крепкие в хозяйственном отношении и религиозные семьи местных жителей были раскулачены и высланы.
Положение духовенства изменилось с первых лет установления советской власти: оно оказалось лишенным гражданских прав, что влияло и на отношение власти к их родственникам. Репрессии измайловского духовенства начались после вхождения Измайлова в черту города в 1935 году. Первым был репрессирован протоиерей Михаил Волков, настоятель Рождественского храма, по крайней мере, с 1905 года. Он, как вспоминает один из современников, «никаких интересов, кроме служения Богу и народу, не имел». В 1939 году был репрессирован священник Сергий Соколов. Его не спасло даже то, что еще в начале 1930-х годов он снял с себя священнический сан, чтобы его дети не считались детьми «лишенца», как звали тогда лишенного гражданских прав, и смогли получить образование (в этот период духовенство вынуждено было оплачивать обучение своих детей).
В связи с повсеместным закрытием церквей в храме Рождества Христова стало служить духовенство из закрытых ранее приходов. В 1930-х годах в нем служил священномученик Павел Ансимов, возможно, с 1928 года. Он был расстрелян 21 ноября 1937 года на Бутовском полигоне. В 1935 году в церкви Рождества Христова менее года служил священномученник Николай Виноградов, скончавшийся 24 декабря 1937 года в лагере НКВД в поселке Усть-Коин.
Несмотря на репрессии, церковь Рождества Христова не закрыли, в ней продолжали служить протоиерей Михаил Сперанский и протоиерей Иоанн Кедров (1864— 1943), сохранялся крепкий приход.
Во время Великой Отечественной войны обязанности настоятеля храма исполнял протоиерей Михаил Николаевич Преферансов († 24 февраля 1947 г.), бывший настоятель храма великомученика Димитрия Солунского на Благуше. Тогда, по словам одной прихожанки, «на наших улицах недалеко от храма падали фугасные бомбы, которые не взрывались благодаря молитвам Божией Матери».
Во время войны многие обращались к православной вере, и значительно увеличился приход Рождественского храма. По словам архимандрита Псково-Печерского монастыря Иоанна (Крестьянкина) (1910—2006), служившего в Рождественском храме с 25 октября 1945 года, в первые послевоенные годы ежедневно крестили около 50 человек, в воскресные дни — до 150, а на гражданские праздники — до 300 человек. Многие уже тогда приходили к отцу Иоанну за пастырскими наставлениями.
В ночь с 29 на 30 апреля 1950 года отца Иоанна арестовали за активную пастырскую деятельность в Рождественском храме. Поводом послужило упоминание на службе имени благоверного князя Александра Невского, в чем усмотрели «скрытый монархизм». По приговору он был осужден на семь лет исправительно-трудовых лагерей.
Отец Иоанн навсегда сохранил память о месте первого служения. В алтаре Рождественского храма хранится Иерусалимская икона Божией Матери с его собственноручной надписью: «Московскому храму Рождества Христова что в Измайлове, колыбели моего священнического служения, от архимандрита Иоанна Крестьянкина. 12/25.10.1998».
С 1946 до 1971 года настоятелем Рождественского храма был священник Виктор Васильевич Жуков (1903—1979). Несмотря на то, что в этот период в Советском Союзе развернулись новые гонения на Русскую Православную Церковь, в храме осуществили ремонт, над помещением для совершения крещения выстроили второй этаж, провели центральное отопление и водопровод. До этого воду для освящения носили от колонки, а храм обогревали печами, отчего многие иконы покрылись копотью. С начала служения отца Виктора иконы были очищены, некоторые из них раскрыты из-под поздних записей и отреставрированы под руководством художника-реставратора высшей категории В.В.Филатова. По заказу отца Виктора он написал в 1947 году икону Божией Матери «Нечаянная Радость», находящуюся ныне в притворе храма.
В эти годы люди шли в храм, зная о том, что некоторые старосты вынуждены сообщать в райисполком о крестившихся и венчавшихся. Ежедневно совершалось много треб в храме и на дому у прихожан. В воскресные дни всегда проводились молебны с водосвятием и заказными акафистами, обычно крестилось по 30—40 человек в 3—4 приема, а вечером совершались заказная заупокойная служба и вечерняя акафистом иконы Божией Матери Иерусалимской. В это время в храме служило не менее пяти священников.
Протоиерей Виктор Жуков строго следил за всеми сторонами приходской жизни. Старожилы вспоминают о бывшем при отце Викторе старосте Иосифе Николаевиче, который ничего не делал без благословения настоятеля. Это могло считаться исключительным случаем в то время, когда старосты, которых назначали уполномоченные по делам Церкви, обладали почти неограниченной властью в приходе. Активная деятельность отца Виктора раздражала местное руководство. В 1971 году он был осужден на год тюремного заключения за приобретение золота на украшение икон. После освобождения отца Виктора назначили настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» в Марьиной роще, но тяжелая болезнь вынудила его вскоре уйти за штат.
Отец Виктор, как отмечалось в его некрологе, «совершал богослужения по-уставному торжественно и благолепно. Он особенно чтил Божию Матерь, всегда с благоговением молился перед ее иконами и служил во все Богородичные праздники». Чудотворный образ Божией Матери Иерусалимской чтили не только священнослужители и прихожане храма, но и многие москвичи. Некоторые из них придерживались следующего благочестивого обычая: в день памяти чудотворной иконы они вставали засветло и пешком отправлялись в храм, чтобы успеть к началу Божественной Литургии. Ежегодно на день празднования чудотворного образа (25 октября) в храме служили Святейший Патриарх Алексий I и Святейший Патриарх Пимен. Патриарх Пимен в 1989 году благословил устроить приставной престол в честь Иерусалимской иконы Божией Матери.
В конце 1980-х годов произошли существенные изменения государственной политики в отношении Русской Православной Церкви, о чем свидетельствует факт посещения президентом РСФСР Б.Н.Ельциным Рождественского богослужения 1991 года, совершенного в храме Рождества Христова в Измайлове Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II.
Настоятелем храма с 1982 года является протоиерей Леонид Ролдугин, благочинный Преображенского благочиннического округа. При отце Леониде храм был заново перекрыт, покрашен, позолочены купола, поновлена стенная роспись и иконостасы, обновлены престолы в алтаре. В настоящее время в храме Рождества Христова вместе с протоиереем Леонидом совершают свое служение: священник Владимир Кутикин, священник Сергий Мелешко, священник Евгений Зуев, священник Виктор Родин и диакон Владимир Исаков. Усилиями священнослужителей и прихожан Рождественской церкви храм Покрова Пресвятой Богородицы на Серебряном острове был возвращен Церкви, созданы храм Песчанской иконы Божией Матери на 9-й Парковой улице и приписной больничный храм святителя Николая чудотворца при Национальном медико-хирургическом центре им. Н. И. Пирогова Министерства здравоохранения Российской Федерации, где служат священники храма Рождества Христова.
Приход храма Рождества Христова вновь занялся церковно-образовательной деятельностью. В 1991 году была открыта воскресная школа, занятия которой проходили в музыкальной школе № 68 (находится в здании Измайловского земского начального училища), общеобразовательной школе № 708 и ПТУ № 119. Для нее в 2000 году выстроено новое здание на пожертвования прихожан и благотворителей. Здесь более 100 учащихся в пяти возрастных группах ежегодно изучают Священное Писание Нового и Ветхого Завета, Церковную историю, Жития святых и Литургику; приобретают практические навыки в области православного благочестия и церковного пения. Занятия ведут священнослужители церкви Рождества Христова: священник Владимир Кутикин, священник Евгений Зуев, священник Виктор Родин и диакон Владимир Исаков, преподаватели: О.С.Балаховская, Е.Б.Божкова, А.Б.Воробьев, М.В.Василенко, М.А.Моисеева и другие. Директором школы с момента ее открытия была А.С.Балаховская, а с 1998 года — священник Евгений Зуев.
История храма Рождества Христова, его архитектура и внутреннее убранство как летопись запечатлели в себе историю прихода от его возникновения до настоящих дней и судьбы людей, связанных с ним. Поэтому приходящий в храм может воочию увидеть действие Божьего промысла, заступничество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и предстательство всех святых о святом месте и о всех тех, кто в этом храме трудился, молился и предстоял престолу Божию.